Бывают благословенные ночи, когда детка ляжет рядышком, ткнется носом куда-то тебе в щеку и тихонько посапывает, пока ты вдыхаешь сладкий запах детского шампуня от его макушки.

И ты лежишь, чувствуя, что сердце твой разваливается на сотни тысяч маленьких частиц, каждая из которых до предела наполнена нежностью и любовью к теплому, беззащитному тельцу, которое доверчиво прижимается к тебе.

А бывают ночи, когда теплое, беззащитное тельце хочется прибить гвоздями к кровати!
Или примотать клейкой лентой!
В общем – обездвижить это любимое, юркое и хаотично мечущееся по постели тельце особо кровожадным способом.
Мне иногда кажется, что дети на каком-то генетическом уровне знают, что, во время укладывания на ночь, над мамой можно издеваться любым изощренным способом.

Например, засунуть ей палец в нос. Или два пальца. Засунуть, и выжидательно замереть – а что будет дальше? А дальше ничего не будет, потому что мама лежит и молится всем богам, чтобы ребенок быстренько заснул, и неважно, что половина его руки практически по локоть засунута маме в нос.

Или схватить мамину кожу на шее двумя пальцами и крутить, вертеть и вытягивать этот кожаный кусок, впиваясь в него ногтями.
Или же напомнить ей о том, что длинные волосы – это красиво только в рекламе.
Дайте мне любую рекламную модель, и я в пять секунд объясню ей, что блестящие и шелковистые волосы без секущихся концов так же прекрасно наматываются на детские пальцы, как и ломкие и безжизненные вихры.

А если нет разницы – зачем платить больше?

Еще можно исследовать любопытным пальцем мамины зубы, старательно вычищенные с помощью зубной пасты, флосса и мерзкого по вкусу полоскания для рта “Лесной бальзам”.
Надо же убедиться, что зубов с прошлого вечера у мамы не убавилось!
Если бы он меньше хотел спать, то, возможно, зубы он бы вырывал мне с такой же легкостью, как и волосы.
Напоминаю- мама в этот момент дышат в унисон с ребенком, в надежде, что все эти изуверства над ее бренным телом утомят малыша настолько, что он потом быстренько уснет.
Дышать в унисон тяжко, когда в носу у тебя одна детская рука, а во рту – другая.
Наконец, юный исследователь утомился и притих, вытащив все свои конечности из маминых мест для изучения.

Вы обнимаете его рукой – он тут же по-хозяйски перемещает вашу руку повыше.
Потом пониже.
Потом вообще сбрасывает с себя.
И бедная мама лежит в такой позе, какую не стыдно представить даже создателям «Камасутры». Все их картинки “ноги за ушами” и секс в позе “я рыбачка, ты рыбак” ничто по сравнению с тем, как располагаются ваши конечности, дабы не помешать засыпающему ребенку!

Через пять минут затекает рука. Еще через три – другая рука.
Через десять минут немеет бедро, потому что вы прилагаете максимум усилий, чтобы не свалиться на ребенка.
Через полчаса вам вообще кажется, что вы – рыбка!
Да-да, такая маленькая рыбка, без рук и ног.
У вас есть только голова, а все, что ниже – это хвост.
И судя по тому, что его вы уже почти не чувствуете – он тоже скоро атрофируется от бездействия.
И эта маленькая рыбка дышит жабрами на “вдох-выдох, вдох-вдох-вдох- выдоооооох” и представляет, что малек, лежащий рядом – это очень редкий вид рыбы!
Практически вымирающий!
И от того, уснет он сейчас, или вы своим неловким движением сведете на нет все предыдущие попытки -от этого зависит выживание всего вашего рыбьего вида!

И он засыпает.
Уткнется носом куда-то тебе в щеку.
Вернее, раньше там была щека, сейчас там хвост.
И сладко посапывает, согревая дыханием твой нос и глаз.

Лежишь, вдыхаешь сладкий запах детского шампуня от его макушки.
И понимаешь, что ужасно хочешь писать!
И пить!
И есть!
В общем, что вместо хвоста вернулось твое тело и у него свои потребности.
И ты перекладываешь его в кроватку – ребенка, не тело!
Целуешь куда-то в тень ресничек на щеке и на цыпочках выходишь из комнаты.
Приходишь на кухню, а там муж, который притаился с планшетом, защищая космическую планету от недругов, спрашивает “Ну что так долго-то?”

И ты понимаешь, что ты опять – рыбка.
Рыбка- пила!

Если ваш процесс укладывания ребенка на ночь похож на описанный выше, знайте – пройдет всего несколько лет и все изменится. Вместо хвоста появится другие видоизменения. Удлинятся руки, которые будут держать книжку, начнет ломаться голос, который уже хрипло рассказал половину историй на все лады, будет затекать шея от положения «мама вечерняя, уставшая, пытается лечь поудобнее» и будут закрываться глаза.

Но это уже совсем другая история!

Мы в Vkontakte                           Мы в Facebook