Вот дом, который построил Джек.

Вот сыр, который на кухне хранится

В доме который построил Джек.

Вот хитрая мышка упорно стремится

К сыру, который на кухне хранится

В доме, который построил Джек…

Вот перевод, что сделал Антон Иванов. И нет там весёлой птицы-синицы, нет там чулана и даже пшеницы в доме, который построил Джек. А есть там много чего другого, несомненно, заслуживающего внимания.

Читавший англоязычную версию улыбнётся – мы с детства знаем и любим несколько усечённый вариант. Более пересказ, чем перевод.

А для тех, кто с английской версией не знаком, история писателя и переводчика Антона Иванова полна сюрпризов. Этот перевод ближе к оригиналу и длиннее – в нём есть то, о чём в силу обстоятельств Самуил Яковлевич Маршак никак упомянуть не мог.

Книга же, проиллюстрированная моим, не скрою, любимым художником Евгением Абрамовичем Антоненковым, сама по себе приятный сюрприз и праздник на каждой странице.

Любопытно читать старую историю на новый лад – это похоже на модный нынче выход из зоны комфорта. Наверняка найдутся консервативно настроенные люди, которым не понравятся новые старые персонажи – неопрятный мужчина в дрянном пиджаке, священник, фермер. Но сказка, рассказанная в близкой нам ритмичной манере, пусть и с незначительными расхождениями с изначальной версией, безусловно, обретёт своих поклонников.

Немало этому поспособствуют иллюстрации Евгения Антоненкова. Живые и озорные, они усиливают абсурдное обаяние стихотворения. Глядя на них, не сомневаешься в локации происходящего  – характерная кепка для охоты у фермера, пасторальные овечки, гуси в шляпках и змеящаяся изгородь, полицейский-bobby и вор в узнаваемой маске. Штампы? Возможно! Вот вам ещё один, вербальный,  – каждая страница пропитана духом той самой старой доброй Англии. Разумеется, знакомой нам по книгам и кинематографу.

Бодливая корова в наморднике, с обломанным рогом и хулиганским фингалом под глазом, свежая пресса с фотографией преступника, козёл со старинным фотоаппаратом – милые и забавные, им хочется улыбаться в ответ и бесконечно разглядывать детали, как это часто бывает с картинками Евгения Абрамовича.

Иллюстрации и обрамляют историю, и создают свой параллельный сюжет. Чтение книг с рисунками Антоненкова у моих детей всегда сопровождается восторженным хохотом.

А  в конце вы найдёте портретную галерею.  Создатели книги и художник приглашают читателя стать персонажем: вглядитесь в страничку, кто там изображён на одном из портретов? Закончилось стихотворение – но не игра.

Я тоже очень консервативна и привязываюсь к знакомым с детства текстам. И, открывая книгу с привычным названием, но другим автором на обложке, я не знала, чего мне ожидать. Надо понимать, что переводчик это соавтор, а не гугл-транслейтер, делающий машинный переклад с одного языка на другой. А значит, надо быть готовым к любым неожиданностям. Не знаю, была ли готова я, но результат нам с детьми, определённо, понравился. И стихотворение Маршака они, кстати, воспринимают как отдельную историю. И это, по-моему, прекрасно.

Перевод с английского: Антон Иванов

Иллюстрации: Евгений Антоненков