Сегодня у меня для вас две новости: хорошая и плохая. Начну, пожалуй, с плохой – новой темы не будет. А теперь хорошая – тема будет. Хоть и старая. Перечитав прошлую статью, я поняла, что сказала довольно много. Много, но недостаточно.

Полет

Мы пришли в гости, а там стоит тренажер для растяжки спины. Он представляет собой металлическую конструкцию, раздвоенную кверху. Ширина этого раздвоения чуть меньше метра, а высота всего сооружения где-то 1,20м. И мальчишки залазят на него, зацепляются ногами с одной стороны, а шеей с другой. И лежат прямо, в планке, как йоги, держась при помощи мышц пресса, ног и шеи. А еще и поворачиваются там на этой высоте. Красные все от натуги (еще бы, я там точно грохнусь!), но страшно довольные.

Я смотрю на всю эту картину, и у меня сердце заходится от страха. У меня с высотой особые отношения. Что значит особые? Я ее боюсь. До ужаса. Мне совсем не страшно глазеть на удаляющуюся землю из иллюминатора взлетающего самолета. Но подходить к перилам второго этажа или шагать по прозрачным ступенькам – это смерти подобно. Каждый раз, когда сын залезает на бортик высотой выше метра, даже очень широкий, я подскакиваю к нему с другого конца улицы в три прыжка, словно горная лань. И если он отказывается дать мне руку (а он, как правило, отказывается), я просто иду рядом. Ну, на всякий случай, в общем.

Смотрю я, значит, как он балансирует в воздухе, и думаю: «Упадет, вот сейчас точно упадет». А он не падает и не падает. Все! Налазились! Фффух! Выдохнула.

Выдохнула рано. Остался финальный аккорд.

– Смотри, как я умею сидеть! – кричит сынулин друг и залазит на тренажер попой.
– И я, и я могу! – кричи Кирюха.

И тоже залазит, и тоже попой. Глаза горят, лицо светится. А потом вдруг смотрит вниз: «Только как мне сле…» – падает, не договорив.

Ничего страшного не произошло. Отделался синяком. Но это не принципиально. Быть может, кто-то со мной будет не согласен. Но я уверена, что мысль материальна. И если бы я не повторяла про себя, что он непременно должен шлепнуться, этого могло бы и не произойти. Я обязана была поддержать сына. Я должна была верить в него. А в случае опасности быть рядом настолько, чтобы иметь возможность его подстраховать. Ну что же, в этот раз я сплоховала. В следующий – буду умнее.

Давайте будем верить в наших детей! И не в наших тоже! Верить в душе, на самом деле верить! Давайте видеть в них лучшее! Даже тогда, когда никто об этом не знает, когда никто нас не видит. Даже тогда, когда это кажется невозможным. Именно тогда они удивят нас. Именно тогда они будут счастливы. Когда видишь в человеке самое лучшее, оно непременно проявится. Когда веришь в человека, у него вырастают крылья. И если кто-то верит в тебя, верит по-настоящему, искренне, без всяких «но», значит, у тебя просто не может не получиться

А Вы любите шопинг?

Никогда не понимала, почему считается, что все женщины безумно любят шопинг. Почему мужчины свято верят, что шопинг – это лучший антистресс в мире? По мне так это самый настоящий стресс! Я просто ненавижу ходить по магазинам. И если раньше я ограничивалась лишь самим фактом – не люблю и все тут, то сейчас я понимаю, почему это так. Мне бывает трудно выбирать. Очень трудно.

Неуверенному человеку затруднительно сделать даже самый элементарный выбор. Он постоянно не уверен, что поступает правильно. Какой заказать десерт в кафе, какую купить юбку или книгу, какой выбрать подарок или (Какая мука!) решить, куда пойти учиться. Скажете, не каждый даже очень уверенный в себе человек может сходу сказать, чем он хочет заниматься всю свою жизнь? Согласна на все сто. Не каждый. Но неуверенный не только не знает. Он безумно хочет, чтобы выбора просто не было. Даже если он не признается в этом и самому себе, он мечтает о таких обстоятельствах, в которых выбирать вообще не придется. О Боже! Какое ты ощущаешь облегчение, если у тебя забирают возможность выбора!

А еще мне не всегда удобно. Точнее, почти всегда неудобно. Отказаться купить, если я долго меряю одежду в одном магазине, задать вопрос сотруднику организации в неприемное (и даже приемное) время, попросить водителя такси закрыть окно. И список этот можно продолжать. Если не бесконечно, то очень и очень долго.

Волшебное – рядом

Меня всегда удивляют люди, которые утверждают, что волшебства в жизни нет. А разве наши дети – не волшебство? Как они меняют нас – не волшебство? Если ветер из того самого окошка такси доставляет дискомфорт не мне, а моему ребенку, я и не подумаю промолчать. Когда дело касается детей, в нас появляются какие-то неведомые силы. Поэтому предлагаю каждой из нас, дочитав статью, сделать то, что я собираюсь сделать, как только закончу писать. Пойти к своим малышам, обнять их крепко-крепко и поцеловать. А еще сказать «Спасибо». Просто за то, что они у нас есть.


Другие статьи в этой рубрике:

Гидромассаж

В детстве мне частенько приходилось слышать: «не ходи – упадешь», «не бери – разобьешь», «не делай – не получится». Поэтому уверенность в себе мне порой изменяет…
читать далее »

4 вещи, которые должны знать все родители

Кто они? Эти маленькие люди, которые живут со мной под одной крышей. Они с Марса? Да нет, вроде нет там жизни. Может с Плутона? Так там и подавно никто не живет!
читать далее »

Каникулы

Устала успевать все и ничего. Устала от того, что душ – бегом, а еда – на ходу. От того, что не бываю предоставлена самой себе. И впервые за 6 лет мне дали отпуск. Целых две недели отдыха. От моей семьи.
читать далее »