Эффективность деятельности индивидуума сильно зависит от качества контактов с другими. Вот и старая поговорка учит нас: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей».

Рассмотрим зависимость отношений с окружающими от преобладания в нашем поведении определенного псиихотипа.

4 стороны одной медали

Когда-то давно Карл Густав Юнг основал соционику – концепцию типов личности, в фундаменте которой лежит глобальное разделение внутреннего мира человека на ментальную и духовную составляющую. Соционика – область интересная, но сегодня мы поговорим о ее младшей сестре – психософии, автором которой стал русский психолог А.Ю. Афанасьев.

Согласно этой системе, при взаимодействии с внешним миром мы реализуем 4 функции личности: материальную (тело, физическая составляющая), логическую (знания, суждения), эмоциональную (эмоции, чувства) и волевую (целеустремленность, уверенность в себе).

Эти аспекты проявляются в разной степени: две функции сильные – они определяют поведение человека и помогают ему, и две слабые – они часто мешают.

Чтобы эффективно взаимодействовать друг с другом, определим свои сильные стороны и сильные стороны наших партнеров по жизни, чтобы понимать, в чем мы можем настаивать на своем, а где уступим компетентным товарищам.

Разберем степени проявления каждой функции – в психософии они распределены в порядке убывания значимости.

Кто здесь самый сильный?

Первая функция – основополагающая. Она сразу бросается в глаза и выдает хозяина. Она накладывает отпечаток на все, что делает ее обладатель. А еще можно сказать, что ее в человеке слишком много.

Первая физика – это люди крепкие физически. Они могут и не обладать атлетическим телосложением (но, чаще всего, обладают). Они крайне выносливы по отношению к различным внешним воздействиям. Первофизичные люди прекрасно осваивают любую монотонную работу, успешны в спорте. Досконально знают свое тело, по-животному чуют, как и что устроено и двигается. Если человек с первой физикой занимается спортом, ему не нужно читать умные книги, а нужно сразу делать – тело само разберется, куда двигаться. Это люди действия. Гипертрофированность этой функции выражается в максимализме, бесчувственности, скупости, размашистости движений и жестов. Этакий слон в посудной лавке!

Первая воля – прирожденные лидеры, они с пеленок командуют и занимают главенствующие позиции. Они везде внедряют свои порядки. Внешне это чрезмерно уверенные в себе люди. Опасность первой воли – это любовь к диктатуре и послушанию. Если им недоступна власть, то они всеми правдами и неправдами стремятся к славе, чтобы иметь источник влияния на массы. При этом личности они цельные, а если ими движут добрые помыслы, то из них выходят отличные правители.

Первая логика – это про них говорят: «Есть всего два мнения – мое и неправильное!». Высокие логики любят поговорить. Но не ждите, что это будет конструктивный диалог, скорее, монолог с единоличными тезисами и выводами – чистой воды догматики. При этом они не потерпят вокруг себя никакой неправильности и несправедливости, это люди высочайшей чести и честности, блюдущие моральные и другие принципы.

Первая эмоция – это те, кто без труда готов разразиться безудержным смехом, а через пять минут горько заплакать над комедийной мелодрамой. Эти неисправимые романтики постоянно в кого-то или во что-то влюблены, чем-то восхищаются, кого-то оплакивают – и все это отражается у них на лице и выплескивается наружу. Именно они меньше всего разбираются в устройстве реального мира, ведь у них есть свой собственный радужный мирок.

Во всем нужна мера

Вторая функция – самая здоровая. Она развита в нужной концентрации, и именно на нее стоит полагаться в случае принятия судьбоносных решений.

Вторая физика – это ладно скроенный чистоплотный труженик. Пропорции их тела могут быть далеки от идеала, но все в их облике гармонично и обаятельно. Вокруг тружеников царит чистота, они всегда аккуратны и часто брезгливы. Эти люди любят все натуральное и естественное, всегда работают на совесть, в меру расчетливы.

Вторая воля – благородные везунчики. Прирожденные управленцы, они подобны справедливой маме, которая предоставляет своим детям необходимую свободу и при этом заботится о них. Люди с первой волей не боятся жизни, поэтому часто невероятно удачливы.

Вторая логика – благоразумные болтуны. Они всегда готовы поддержать беседу, причем на любую тему. Иногда кажется, что они действительно знают все, настолько компетентными они предстают в любом вопросе. Секрет прост – эти говоруны крайне любознательны, у них отличная память, поэтому они слывут интеллектуалами и эрудитами.

Вторая эмоция – всегда адекватно реагирующие люди – это их природное свойство. Они прекрасно владеют своими эмоциями и интонациями: все, что нужно – показывают, что не нужно – скрывают. Это великолепные актеры – не лицедеи и лицемеры, а именно виртуозно играющие актеры.

Ложка дегтя

Третья функция обычно представляет главный недостаток человека, поэтому ее важно выявить как у себя, так и у других.

Третья физика – хрустальные вазы, нередко ипохондрики. Эти хрупкие создания постоянно что-то ломают, у них вечно что-то болит, они немного неуклюжи в сторону угловатости (в противовес разрушительной первой физике). Недотроги постоянно изучают все новые и новые способы работы со своим телом не столько с целью оздоровления, сколько пытаясь познать свое естество. Они крайне чувствительны к внешним воздействиям и поэтому очень жалостливы, ведь им кажется, что все вокруг также страдают от дождя, ветра, жары или другой несправедливости внешнего мира.

Третья воля – ранимые лицемеры. При совершенном отсутствии волевого стержня управлять таким человеком довольно сложно – они крайне обидчивы, непомерно завистливы и мстительны. Они чаще других склонны к самобичеванию, при этом винят в своих бедах кого угодно, только не себя. Лицемеры зависимы от чужого мнения и склонны к излишнему конформизму. При своем слабоволии они тайно мечтают о власти, а если им выпадает возможность занять высокий пост, но выглядят на нем, по меньшей мере, карикатурно.

Третья логика – молчаливый скептик. Люди с болезненной логикой любую информацию подвергают сомнению, для них в этом плане нет авторитетов. Им обязательно нужны доказательства даже очевидных неоспоримых фактов. Бывает, что скептиков называют лгунами за то, что часто меняют свое мнение. Но это происходит не специально, а лишь потому, что у вечно сомневающейся третьей логики истина меняется со скоростью открытия очередной вкладки в браузере. Мы привыкли называть это «женской логикой».

Третья эмоция - снежные короли (и королевы). Болезненная эмоция этих людей делает их самыми ранимыми созданиями на свете. Оттого самыми замкнутыми и необщительными. Для них одинаково невыносим и громкий плач, и заразительный хохот. По-настоящему близки они бывают с четвероногими друзьями – ведь с ними так удобно молчать, необязательно улыбаться, всю невысказанную нежность эти холодные дипломаты изливают на такую молчаливую и при этом отвечающую взаимностью природу.

«Пустяки, мой друг, совершенные пустяки!»

Своей четвертой функции человек придает значение куда меньшее, чем окружающие, особенно если в окружающих эта функция сильнее. Сила четвертой функции в ее слабости, она не придает значения отсутствующим у нее качествам, поэтому не особо от этого и страдает.

Четвертая физика – ленивые кошки. Им все равно, как они выглядят, что они имеют. Они крайне неприхотливы в быту и, в целом, по жизни. При этом они обычно хороши собой, аристократично ленивы, равнодушны к деньгам и беспощадны к окружающим.

Четвертая воля – милые зомби. Они настолько пассивны, что управлять ими не представляет никакого труда, им совершенно не доставляет дискомфорта находиться в роли подчиненных. Это очаровательные инфантилы, но никто и не догадается их за это упрекнуть, ведь они этого факта и не скрывают.

Четвертая логика – наивные простаки. Нельзя сказать, что они совершенно не способны мыслить логически, но они не особо этим заморачиваются. При этом могут выглядеть непосредственными умницами.

Четвертая эмоция – зеркальные слушатели. На них отражается все эмоциональное многообразие, царящее вокруг. При этом сами они остаются спокойными и равнодушными к происходящему. Могут закричать в ответ на крик, но без запала, невыразительно. Могут растрогаться от какой-нибудь милоты, но опять же – в ответ на эмоции большинства.

Что со всем этим делать?

В отношении себя:

Обуздайте свою первую функцию, укрепляйте вторую, прячьте третью и забейте на четвертую.

В отношении других:

Не пытайтесь переделать первую функцию, полагайтесь на вторую, не провоцируйте третью и забейте на четвертую.

И – всегда будьте собой!

Мы в Vkontakte                           Мы в Facebook