Моя уборка ограничивается вытиранием пыли и мытьем полов. Ну, еще протиранием поверхностей — время от времени. Никаких ужасов на полках. Никаких завалов и развалов. Любой предмет я нахожу, не вставая со стула.

Двадцать лет назад

На кухне кончились чашки и их нужно искать по всей квартире. И вилки. И тарелки. Две я вижу: одна на полу возле дивана, вторая — на письменном столе. Обнаруживаю одну вилку: ею заложена книга.

Теперь все это не имеет ко мне отношения. Ну, может быть, кроме шкафа: это не самый безупречный в мире шкаф.

Думаете, это мама? Научила свою доченьку, мамину помощницу?
Как бы не так. Мама из себя выходила, по двадцать раз крича: “Убери комнату!” “Помой посуду!” “Убери шкаф!”.
“Ага”, — отвечала я. И еще отвечала: “хорошо” и “сейчас!”. Хаос не поддавался порядку, а порядок неизбежно погибал, едва только к нему прикасались.
Пока однажды…

Однажды

— Нет, это ужасно, — сказал N., засунув руки в карманы джинсов и обозревая обстановку. — Как ты так живешь? Ты же девушка!
На этих словах я скисла. (Еще и кто сказал! Не воспитательница в детском саду. Не учительница в школе. Не мамины подруги. Парень. Нормальный человек.)

Было мне тогда восемнадцать. Мне бы тоже хотелось чистоты и порядка, только как? Это же все ужасно трудно! Как устроить порядок, если для этого нужно чудовищное напряжение?

Но N. на это заметил, что лень — двигатель прогресса. Он перешагнул через кучу книг, отодвинул стул, на котором возвышалась гора тряпья — выстиранное вперемешку с грязным, убрал с дверной ручки полотенце.
— Первым делом, — сказал он, — нам нужно ликвидировать генеральную уборку. У нас не будет генеральной уборки.

В двух словах он объяснил свои взгляды на домашнее хозяйство и мы принялись за дело.

  1. Прошлись по квартире и определили для каждой вещи свое место. Причем, не так, чтобы это было просто красиво, а чтобы это было удобно для нас. То, что часто берется в руки — поближе, остальное — подальше.
  2. Выбрали полки в шкафу. Брюки, свитера, белье — все отдельно. Определили ящик для носков (и только носков!) и полотенец (только полотенец!). Повесили рубашки.

— Зачем вытягивать их из-под тяжелой кучи на спинке стула? — философски заметил N. — Это тяжело, нудно и занимает кучу времени. К бабке не ходи — стул рухнет, придется все подбирать и вешать назад. А если не вешать — с ума сойдешь искать. И потом, гладить! Ты любишь гладить? Вот, и мне лень!

Кровать. Кому охота убирать кровать? Никому.
Поэтому N. предложил так. Кто хочет убирать кровать — тот убирает. Кто не хочет — просто расправляет белье и застилает покрывалом. Быстренько.

Потом делили книжные полки: отдельно мне, отдельно ему. Расставили книги. Мне было удобнее сортировать по авторам. N — по жанрам.
Повторили номер в ванной.
Вынесли их кухни банки и отправили их на дачу.
Заглянули в кладовку и вынесли из нее все, что посчитали ненужным, а на освободившееся место поставили то, чем редко пользуемся.

Правила

1.Всякому овощу своя полка.

2.Даже самому милому предмету нечего делать в нашем доме, если мы понимаем, что он только милый. Милых вещей хватит, чтобы оделить весь мир примерно по восемь раз (включая отдаленные уголки цивилизации). Нас — двое. Все, что может надоесть, остается стоять, где стояло. Милые бессмысленные вещи, попавшие в дом без спроса, отправляются в специальный милый ящик.

Потом N. поставил под письменный стол урну. Со стола исчезли огрызки, бумажки и прочий мелкий хлам.
Внедрил за ужином тарелки под тарелки. Вышвырнул клеенку и купил комплект скатертей. Четыре штуки — достаточно.
Поле битвы, где ты вечно что-нибудь должен, превратилось в тихую гавань, которую хочется лелеять от бурь.

3.Бумажные салфетки — не мелочь, а необходимый предмет.

4.Все, что портит интерьер, будь то огрызок яблока, разлитый кофе, скомканная салфетка — ликвидируется немедленно. Никому не охота выносить гору мусора.

5.Не знаешь, что делать — вытирай пыль . Знаешь, что делать — не вытирай пыль.

6.Использовать вещи только по назначению. Кухонное полотенце — не тряпка. Тряпка — не полотенце.

7.Тряпка не может быть грязной. Не может — и все. Она так же заслуживает стирки, как и полотенца. Все время, а не раз в месяц.

8.Посуда моется мгновенно, пока не успела скопиться. Если что-то не отмывается мгновенно, моется все остальное.

9.Ванна и плита протирается небрежным движением сразу после использования, а не отдирается под скрежет зубовный раз в месяц

Ну, и потом мы помыли полы.

Это было самым масштабным домашним мероприятием за все те полгода, что мы прожили вместе. И одним из самых масштабных за всю мою жизнь. Серьезнее было только во время ремонта (спустя 7 лет) и во время переезда (спустя 10 лет).

Самым большим расходом времени было сделать порядок привычкой — две недели.
Всё.

Мы в Vkontakte                           Мы в Facebook