Сам с утра встал, умылся, собрался, позавтракал, убрал за собой посуду и тихо ушел в школу, неслышно притворив входную дверь.
Ребенок? Нет, не ребенок – мечта. Мечта всех мам учеников начальной школы.

Ученики старших классов уже легко справляются с этим алгоритмом, правда, у них часто совпадают только первый и последний пункт. Но это уже зависит от того, кто как привык, кого как научили и от исправности будильника.

Когда же начинается это волшебное время, когда ребенок “сам все про себя помнит и сам все себе делает?”

У кого-то уже в выпускной группе детского сада, а у кого-то оно вообще не наступает, так мама все и складывает в портфель-рюкзак-сумку и в школе, и в институте, и потом на работу.

У таких “маминых” чаще сынков, реже – дочерей, два варианта: либо это наследственно-патологическое, и тогда уж бороться бесполезно: складывайте молча, собирайте, напоминайте, потом невестке передадите – легче станет.

Либо подобное отсутствие чувства ответственности, чувства контроля за своими делами и вещами долго и упорно воспитывалось родителями, рьяно пресекающими любые попытки ребенка сделать что-то самому, взять на себя ответственность за свой поступок.

Попробуем разобраться с самого начала, найти эти “вожжи контроля” и понять, нужно ли их отпускать и когда

Весь первый год мать тотально следит за ребенком и контролирует его – это правильно и необходимо, от этого зависит его жизнь.
Когда ребенок начинает ползать, вставать, ходить, нужно не дать ему задохнуться мелкими игрушками, выпасть из окна, застрять в заборе, вылить на себя кастрюлю кипятка, порезаться, уколоться, и много-много еще за чем нужно маме уследить, проконтролировать, предотвратить.
И вот тут нужно вовремя ударить себя по рукам и отойти, нащупав тонкую-тонкую грань: не дать убиться, но и не убить в ребенке охоту убиваться. Парадокс?
Да. Но ребенку чувство опасности неведомо, а мир познавать ему надо, вот он и лезет везде и всюду, а мамина задача не посадить его в манеж или ходунки, окружив самыми лучшими развивающими игрушками, а просто сделать квартиру развивающей и по-максимуму безопасной средой для ребенка.

Я стараюсь не использовать специальные замки “от детей”, не закрывать, а позволять открывать, доставать, играть в безопасные “взрослые” вещи.
Конечно, проще все запереть, чем убирать крупу куда-то на шкаф и менять местами кастрюли со стаканами, но глобальную перестановку вы сделаете один раз, а играть ребенок на кухне будет потом долго и часто.
Я года на два поднимала все мелкое, колющее-режущее, бьющееся, рассыпающееся и дорогое-ценное наверх.

На кухне это крупы-макароны-специи, посуда, бытовая химия и все салфетки, полиэтиленовые пакеты-мешки для мусора.
Оставляла кастрюли, сковородки, пластиковые контейнеры, ложки-поварешки, миски, крышки.
Месяцев с пяти во время бодрствования дети у меня уже лежали на одеялке-коврике на кухне рядом (подальше от плиты и рабочей поверхности), и играли ложками – крышками.
Звуков, цветов и фактур – море, чем не развивающая среда?
В комнатах применялся тот же принцип, плюс прятались провода.
Да, становилось некрасиво. Не-подизайнерски и не по фэн-шую. Зато не страшно выбежать на минутку на кухню или в туалет, опасаясь, как бы ребенок не уронил себе на голову тяжеленную вазу или подсвечник.

Причем тут это все и как это связано с самоконтролем? Такие приготовления избавляют вас от необходимости по сто раз на дню кричать: “Нельзя! Не трогай! Не хватай!”, делая вашу жизнь легче, а жизнь ребенка интереснее.
Запретов становится меньше, возможностей больше. Запретом является не все подряд, что “неудобно маме”, а только то, что действительно опасно. Ребенок потихоньку привыкает к окружению и начинает понимать, что это – колючее, лучше не трогать, это – твердое и холодное – лизать неприятно, значит тоже проползем мимо.
Так он начинает как-то организовывать и контролировать свои интересы, конечно же, пока только на уровне инстинктов. И чем меньше будет его одергивать кудахчущая мама, тем быстрее он освоится и определится в пространстве.

С началом “эпохи садика”, если ребенок идет в сад в 2-2,5 года, обычно тесно связано два главных самостоятельных навыка, требующих от ребенка больших усилий по самоконтролю:
Ребенок должен уметь сам есть и проситься в туалет.
А если помешанная на чистоте мама, жалея свой итальянский паркет и португальскую деревянную кухню, до 2х лет аккуратненько кормила с ложечки, не позволяя кидать, ронять и размазывать, то ни навыка, ни желания делать это самому у ребенка уже нет.
С туалетом сложнее и проще одновременно – рано или поздно в памперсе ему станет неприятно и он научится себя контролировать, пусть даже и в 4 года.

Если же идет в садик, то все эти дела придется в срочном и стрессовом порядке наверстывать, хотя можно было потихоньку естественно сделать все это и дома, просто забыв на время о привычной красоте и порядке.

В средне-старших группах садика вещи ребенка собирают мамы: кладут чистые вещи, уносят грязные и т.д.
К процессу сбора уже можно привлекать детей с 3-4 лет. Просто собирать вместе, интересоваться, что он хотел бы надеть, выбрать вместе и вместе сложить.
Это, конечно, обычно интересно девочкам, но и у мальчиков есть любимые вещи, которые они с удовольствием сами сложат в пакетик, чтобы нести в садик.
Если сделать этот процесс привычным, положить чистые вещи в доступное место, то ребенок в 4 года вполне может уже собираться сам.
За самостоятельные сборы хвалим – не нахвалимся, удивляемся, поражаемся и снова хвалим.
Ну и что, что шорты красные, футболка зеленая и старая, носки один розовый, один желтый. Ребенок так выбрал. Сам. Один. И пусть.
Про носки можно, конечно, сказать – может, по рассеянности запихнул. А в остальном не лезьте, если для вас важно, чтобы ребенок вырос ну хоть немного самостоятельным.
Ведь один раз посмеявшись над нелепым сочетанием одежды, заботливо собранной ребенком, категорично вытащив все и положив свое – “красивое” и “модное”, вы напрочь отобьете охоту и желание делать это самому. Ведь он “не сумел”, “сделал плохо, неумело”. Маму расстроил.

Он сделал. Сам.
Похвалите.

Потом как-нибудь на своем примере покажете, почему красное не всегда с зеленым красиво. А может, вообще, это вы не понимаете ничего в моде и красоте.

Такими мелкими-мелкими шажочками мы передвигаемся от сборов одежды до того момента, что ребенок уже сам помнит, что вот завтра утренник и напоминает, что нужно одежду нарядную подготовить, поделку сделать и слова песенки выучить.
Вспомнил? Похвалите. Не вспомнил? Пока не беда. Значит, были другие важные соображения.

В старших группах уже обычно появляются какие-то дополнительные кружки и секции.
Конечно, для занятий, если они не в садике, нужно собрать сумку.
Нужно? Собирай!

Марик в 5 лет так мечтал о футболе, что не только собирал, а, по-моему, и спал с этой сумкой накануне тренировки.
Бассейн посещался не с таким рвением, но, в принципе, с охотой, поэтому сумка тоже была собрана.

У нас правило: если я вижу, что после ужина сумки не собраны и не стоят в прихожей, то мы не смотрим мультики и не читаем на ночь, пока сумка не соберется.
Если уж совсем – совсем не собирает, а рыдает, что не будет и в дурацкий бассейн не пойдет, то тут уже дело не в лени и не в самоконтроле, а в чем-то другом.
Разбираться надо. Если не хочет ходить, а надо (было у нас такое одно время), то собирайте сами. Вам же надо. Не объясните вы ребенку лет до двадцати, что что-то нужно для его здоровья. Его здоровье нужно вам. Вот и собирайте, потому что насильное принуждение в этом возрасте ничего общего с самоконтролем не имеет. Здесь пока работает только желание сделать что-то самому, которое нужно холить, лелеять и поддерживать.

Мы в Vkontakte                           Мы в Facebook